* на главную страницу *

САМОДЕЯТЕЛЬНОСТЬ

 

Когда мы говорим о деятельности в научном смысле, – о "теории деятельности", "философии деятельности", "культуре деятельности", – мы в большинстве случаев представляем себе деятельность как общественно-институционализированную и абстрактно-практическую (т.е. функционирующую в индивидуальном, конкретном исполнении на основе абстрактно-обобществленных схем и утилитарно-практических целей, которые занимают ключевые позиции в этих схемах). Деятельность, в таком случае, только выполняется кем-то, как только оператором, агентом деятельности. Сначала ставится задача (возникает потребность), затем определяются средства ее решения, разрабатывается план деятельности, и потом к ней "приступают", если не перепоручают кому-то другому и не откладывают. По ходу деятельности выявляются новые проблемы, но их решение уже подготовлено в графе «учет обстоятельств». В целом такая картина, такое понимание деятельности справедливо будет назвать условно-рациональным.

И, однако же, возможно совершенно иное понимание деятельности, основанное на внимании к деятельности как процессу, в котором планы и схемы оказываются не определяющими факторами, а только "рябью", отмеченной качеством post factum. С этой точки зрения условно-рациональная картина деятельности является имитацией, театрально-психологическим действом, служащим цели самоудовлетворения разума. Реально действующее желание (воля, порыв), – именно этим элементом здесь заменяется "потребность", как некоторая нехватка чего-то, осознанная умом в качестве "проблемы", – никогда не дожидается теоретико-познавательной команды приступить к действию, и только уже в ходе происходящего процесса деятельности становится более или менее ясным выражением ее смысла в рациональных терминах. Рациональных, на этот раз, в том смысле, что здесь образуется теория, обработка мыслью; но это реально-рациональное, а не условно-рациональное. Естественно, деятельность, понимаемая так, связана с фигурой деятеля, как такого существа, которое воссоздается в процессе деятельности из компонентов и отношений конструкции оригинального желания (порыва). Деятель – это личность, если подходить с позиций актуально-разумного описания; личность, в которой не усматривается ничего мистического и вечного в каком-либо потустороннем смысле; личность – значит средоточие чувствительных линий, на которых существо распространяется в пространстве деятельности; личность – конструкция, наблюдаемая со стороны, а не "душа-потемки". Все понятия несут здесь смысл выхода во внешнее пространство становления, в отличие от того упрямого движения все глубже и глубже внутрь понятия, которое характерно для гегелевского иррационализма.

Человек, насколько он обладает "личной жизнью", стремится к деятельности (= творчеству). Личная жизнь как "отдых" от деятельности (исполнения общественных обязанностей) есть на самом деле безличный социальный штамп, связанный с идеологией мелкобуржуазного общества потребления. Подобные диалектические пары, – личное и социальное, социальное и природное, суть чисто интеллектуальные идеологические фикции, отводящие энергичное участие мысли в деятельности (действии) в сферу формальности; концепции, построенные на основе противоречия и "снятия" противоречия (такого рода) понятий, характеризуются откачкой энергии деятельности как самостоятельного интенсивного движения и развития в сферу реактивного теоритизирования, замыкающегося в своем собственном движении и затем пытающегося навязать его схему внешнему процессу активного действия. Такие концепции, как правило, дуалистичны. Двойка в начале, остается двойкой и в итоге, т.к. ни одно, но МНОГОЕ не выводится из ДВОЙКИ, этого символа энтропии и реактивности. Двойственность всегда оперирует рассудочными схемами, двойка – это вообще схема разума, претендующего на единоличную значимость и причинность.

Никогда заранее не известно рассудку, что в деятельности является формой, а что содержанием (целью). Деятельность – это создание монолитной среды, способа существования, и деятель, как личность формируется в процессе деятельности, подобно тому, как рыба формируется водной средой. Поэтому все проявления деятельности, "концептуальные" и, равным образом, "формальные" ("внешние") в качестве символов несут одинаковую нагрузку значения, создавая режим знаков.

Позитивный, активный смысл деятельности заключается в том, что, начинаясь в какой-то одной области жизни, первоначально относясь к определенному (ограниченному) аспекту, или зарождаясь как специальная, деятельность стремится, достигнув высокого уровня развития, отразиться во всех "окружающих" ее, "остальных" аспектах жизни. Что, собственно, и называется культурой: отражение разнородных объектов друг в друге. Только такое отражение не имеет ничего общего с "согласование", "консенсусом", диалогом и диалектикой, выражается формулой PLURALISM=MONISM, и, в сущности, не оставляет никаких барьеров, сметает границы, нарушает территории, – в потоке становления жизнедеятельности как оригинального творческого порыва. На пути от жизненной целостности к новому ее явлению (озарению) возникает история.

Деятельность направлена на интеграцию личности с окружающим ее миром; и личность, и мир оказываются в этом процессе принципиально незавершенными. Стремление к завершенности. Законченности деятельности является достижением определенного уровня развития личности и ее взаимоотношений с окружающим миром; незавершенность, открытость процесс обеспечивает эту многоуровневую структуру как жизнеспособную.

Любого рода деятельность человека включает в качестве необходимой составляющей перерыв, затишье. В "машинном" плане это суть просто отдых (машина остывает), отсутствие работы, включение-выключение. Чем же он наполняется в действительности, этот зазор, чем он может быть занят в отношении деятельности, которой он окружен? Происходит смена перспективы, из которой могут происходить оценки, проверки и т.д., а также просто эстетическое созерцание сделанного («и увидел, что это хорошо»), или случайное усмотрение нового измерения выполняемой деятельности в чем-то, происходящем вокруг.

Психическое состояние сохраняет в себе свою историю. Деятельность "накладывает отпечаток", ассоциируется с различными другими моментами, происходящими в окрестности данного рода деятельности; такого рода отношение есть сохранение в измененном виде, транскрипция, трансформация, перевод, вывод. Сохранение истории "в себе" осуществляется именно за счет отображения "себя" в "другом"; в противном случае это есть констатация факта машинальности действия, имеющего вид статического круговращения без выхода во внешнее пространство (сопряжения, развода).

* на главную страницу *